Доказывание убытков при взыскании причиненного вреда со службы судебных приставов

Доказывание убытков при взыскании причиненного вреда со службы судебных приставов

Не всегда деятельность службы судебных приставов эффективна и безупречна. Что делать в ситуации, если действиями судебных приставов причинен вред, возможно ли взыскание убытков и в каком размере?

Для начала отметим, что в ноябре 2015 года Верховный Суд РФ дал разъяснения, что при рассмотрении дел о взыскании убытков, причиненных неправомерными действиями службы судебных приставов, не требуется признавать данные действия незаконными в отдельном судебном производстве[1], суд оценивает действия в рамках самого иска.

Но не этот вопрос стал проблемным на практике. Некоторые судьи полагают что до тех пор, пока взыскателем не доказана полная невозможность взыскания с должника долга, взыскание с государства убытков, причиненных незаконными действиями судебных приставов преждевременна. Неважно– имущество у должника выбыло по вине судебного пристава-исполнителя или нет, пока юридическое лицо не исключено из ЕГРЮЛ, либо должник умрет, суд отказывает в иске т.к. возможность взыскания долга с должника пока еще не утрачена.

Показательным для раскрытия данной проблематики дело № А40-119490/2015.

Из обстоятельств дела следует, что судебный пристав-исполнитель незаконно снял арест с земельных участков, принадлежащих должнику. Стоимость земельных участок составляла внушительную сумму – 5,7 млн. долларов.

Снятие арестов с земельных участков позволило ему распорядиться ими, и взыскатель не получил удовлетворения долга от продажи данных земельных участков. Какого-либо иного имущества за должником службой судебных приставов выявлено не было.

За незаконное снятие ареста с имущества должника, судебный пристав-исполнитель был осужден по части 3 статьи 286 Уголовного Кодекса РФ (превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия).

Таким образом, материалами дела подтверждался факт незаконности действий судебного пристава, размер убытков, причинно-следственная связь между незаконными действиями судебного пристава и наступившими убытками взыскателя не вызывало сомнений.

Истец до подачи иска о взыскании убытков предпринимал иные меры к восстановлению своих нарушенных прав:

(1) обращался в суд с заявлением об обращении взыскания на земельные участки, находящиеся у третьего лица (статья 77 ФЗ «Об исполнительном производстве»);

(2) обращался в суд с заявлением об оспаривании договоров купли-продажи земельных участков третьим лицом.

Однако попытки оказались безрезультатными и суд первой инстанции констатировал, что «…арбитражный суд приходит к выводу о том, что истец исчерпал все доступные ему средства судебной защиты, чтобы получить удовлетворение своих прав за счет имущества должника…»[2]

Судом первой инстанции требования истца удовлетворены в полном объеме.

Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и отказал в иске истцу.

Мотивами для отказа послужило тот факт, что исполнительное производство в отношении должника не окончено до настоящего времени и по нему производятся исполнительные действия : «…вынесено постановление о принятии исполнительного производства от 15.12.2015, вынесено постановление о розыске счетов, принадлежащих должнику и наложении ареста на денежные средства, находящиеся на счетах должника, вынесено постановление о запрете регистрационных действий в отношении объектов недвижимого имущества, направлены в суд исковые заявления об обращении взыскания в рамках исполнительного производства на долю в уставном капитале…»[3].

Апелляционный суд делает ссылку на пункт 85 Постановления Пленума ВС РФ № 50 от 17.11.2015, в котором разъясняется, что государство обязано лишь организовать принудительную систему исполнения судебных актов, но не исполнять само за должников. [4]

Полагаем доводы апелляционного суда не убедительными. Из содержания исполнительных действий видно, что они носят формальный характер и не приведут к исполнению судебного решения.

У должника не имеется никакого иного имущества и денежных средств, исполнительное производство давно уже должно было быть окончено с актом невозможности взыскания ввиду несостоятельности должника. Таким образом, служба судебных приставов намеренно не оканчивает исполнительное производство создавая видимость возможности взыскания долга с должника.  Исполнительное производство исполняется службой судебных приставов более трех лет, по нему не взыскано ни одного рубля и не будет исполнено в обозримом будущем.

Что касается ссылки на пункт 85 Пленума №50, то в нем идет речь о том, что отсутствие у должника имущества и денежных средств не является основанием для взыскания данных сумм с государства. Данный пункт не рассматривает случаи, когда взыскание с должника невозможно в результате незаконных действий службы судебных приставов.

Несмотря на свои злоключения справедливость восторжествовала, суд кассационной инстанции отменил апелляционное постановление и оставил решение суда первой инстанции в силе.

Кассационная инстанция указала на то, что не истец, а ответчик представляет в материалы дела доказательства о наличии у должника иного имущества, которое позволит исполнить судебное решение. Исполнительное производство исполняется более трех лет и по нему нет никаких взысканий, иного в материалы дела, как и доказательств наличия иного имущества у должника, ответчиком не представлено.

Выводы: При рассмотрении дел о взыскании убытков со службы судебных приставов истец должен доказать факт нарушения норм права судебным приставом, наличии и размер убытков, а также причинно-следственную связь между действиями судебного приставам и возникшими убытками, служба судебных приставов доказывает законность своих действий, а также наличие иного имущества должника, которого достаточного для полного погашения долга.

©  А.А. Шарон 2016

[1] То обстоятельство, что действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя не были признаны незаконными в отдельном судебном производстве, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием). Их законность суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда (пункт 82 Постановления № 50 от 17.11.2016 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства»)

[2] Абзац 4 стр. 14 решения Арбитражного суда города Москвы по делу № А40-119490/2015

[3] Абзац 1 страницы 15 постановления апелляционной инстанции от 18.2.2016 по делу №А40-119490/2015

[4] В то же время отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению не полученных от должника сумм по исполнительному документу, поскольку ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, вынесенных в отношении частных лиц, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения этих судебных актов и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусловлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника (посл абз. Стр 14 постановления апелляционной инстанции от 18.2.2016 по делу №А40-119490/2015)

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Post Navigation