Интервью: Алексей Шарон о проекте закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об исполнительном производстве»

8 июня 2013 года Правительством РФ в Государственную думу был внесен проект Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об исполнительном производстве». Этот законопроект, по мнению экспертов, предусматривает небольшие, но важные изменения в процедуре исполнительного производства. За комментариями мы обратились к эксперту в области исполнительного производства советнику юстиции 3 класса Российской Федерации, автору научно-практических статей и публикаций об исполнительном производстве Алексею Александровичу Шарону.

Взыскатель: Как вы в общем оцениваете законопроект? На что, по вашему мнению, направлены изменения, содержащиеся в нем? Носят ли они положительный характер, и вписываются ли в общую концепцию реформирования законодательства об исполнительном производстве?

Шарон А.А.: Общее впечатление законопроекта – дальнейшее «закручивание гаек» должникам. Не могу сказать, что изменения носят какой революционный характер и они вписываются в существующую модель. В большей своей части изменения направлены на закрытие существующих пробелов в правовом регулировании исполнительного производства в РФ,

Взыскатель: Как вы считаете, увеличение размера исполнительного сбора до 10%, которое предусматривает законопроект, существенно повлияет на мотивацию должников к добровольному исполнению требований исполнительных документов? и отразится ли это на количестве исполнительных производств, которые оканчиваются фактическим исполнением, в срок, установленный для добровольного исполнения требований исполнительного документа?

Шарон А.А.: Не думаю, что увеличение исполнительского сбора каким-либо образом повлияет на эффективность исполнения исполнительных документов, в том числе в срок для добровольного исполнения.  Все это напоминает мне, известную в литературе «турецкую манеру управления». Суть этой манеры заключается в том, что санкции устанавливается не на поддержание общественного порядка, а исключительно для пополнения бюджета.

На мой взгляд, справедливым было бы перечисление части исполнительского сбора взыскателям, а не только в федеральный бюджет

Взыскатель: Наиболее острая тема, которая активно обсуждается с средствах массовой информации, это изменения, связанные с процедурой выселения должника из жилого, нежилого помещения или земельного участка. Не могли бы вы прокомментировать предлагаемые изменения? Как вы считаете, предлагаемый механизм будет проще и эффективнее, чем существующие процедуры по выселению должников?

Шарон А.А.: Существующие процедуры выселения (освобождения нежилого помещения, земельного участка) на практике не вызывали особых затруднений, и решения о выселения были исполнимыми. Наиболее сложными, на мой взгляд, исполнениями являются вселение должника и обеспечение возможности встреч с ребенком одним из родителей. Представленная в законопроекте процедура выселения существенно не отличается от существующей процедуры.

Единственное, что я бы отметил, это порядок освобождения земельного участка «…исполнение требований об освобождении земельного участка включает в себя освобождение земельного участка, указанного в исполнительном документе, от движимого и недвижимого имущества должника, в том числе путем сноса расположенных на нем зданий и сооружений.

Снос строения включает в себя разборку, демонтаж или разрушение зданий и сооружений, указанных в исполнительном документе, либо их отдельных конструкций независимо от типа, назначения и степени завершенности…».

Эти изменения снимают массу проблем, которые были при исполнении освобождения земельных участков. Суть предлагаемых изменений – участок должен быть передан взыскателю «чистым», вне зависимости от того, что на нем было.

Взыскатель: Одно из предлагаемых изменений предусматривает возможность перечисления взысканных сумм в исполнительном производстве не только на счет взыскателя, но и, по его просьбе, на счет третьих лиц. Как вы оцениваете данное изменение? Не приведет ли это к злоупотреблениям со стороны взыскателей, в отношении которых, в свою очередь, возбуждено исполнительное производство?

Шарон А.А.: Не видел в законопроекте такого предложения, но не думаю, что оно будет принято. Дело в том, что на счете взыскателя в банке могут находиться документы по взысканию обязательных платежей, другие исполнительные документы. Подобная возможность может (и будет) приводить к нарушению прав других лиц и злоупотреблениям со стороны взыскателя.

Взыскатель: Законопроект предусматривает изменения, связанные с правопреемством в исполнительном производстве. Если изменения будут приняты, то для замены стороны в исполнительном производстве достаточно будет предоставить правоустанавливающие документы, подтверждающие данный факт, и судебный пристав-исполнитель, на основании этих документов, своим постановлением произведет замену. По вашему мнению, эти изменения позволят снизить нагрузку на суды, которые в настоящее время вынуждены рассматривать ходатайства о замене стороны в исполнительном производстве, и сократить сроки на эту процедуру?

Шарон А.А.: Здесь вот в чем проблема. Правопреемство сторон по исполнительным документам, выданных судами так и будет производиться судами. Пробелом в законодательстве является сейчас то, что непонятно в каком порядке производить правопреемство, если исполнительный документ выдан другим органом (не судом). Сейчас в законе указано, что правопреемство производит орган, выдавший исполнительный документ. Но на практике, ничего они не производят, т.к. у них нет установленного порядка производства такого правопреемства.

В предлагаемых изменениях данный пробел закрывается, и судебный пристав-исполнитель сам будет осуществлять правопреемство, в случае, если исполнительный документы выдан другим органом (должностным лицом).

Таким образом, отвечая на вопрос – указанные изменения никак не повлияют на нагрузку судов и этими изменениями устраняются имеющиеся пробелы в законодательстве.

Взыскатель: Законопроектом предусмотрено наделение судебного пристава-исполнителя правом производить зачет встречных однородных требований, подтвержденных исполнительными документами. Нужно ли такое право судебному приставу-исполнителю? И как это отразится на исполнительном производстве в целом?

Шарон А.А.: Да, такое изменение необходимо, т.к. данная проблема назрела на практике. Это как минимум процессуальная экономия для сторон исполнительного производства. Следует сказать, что судебные приставы-исполнители и сейчас, иногда, производят такой зачет своим постановлением. Считаю, что неплохо такую возможность прямо закрепить в законе, а не выводить ее, как сейчас, через «иные действия, направленные на исполнение требований исполнительного документа».

Взыскатель: В завершение, хочу от себя лично и от имени читателей блога, поблагодарить за интересные ответы.

Интервью для сайта «Взыскатель»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Post Navigation