С ФССП банк взыскал убытки за бездействие в размере долга должника. Но должник спустя какое-то время перечислил долг приставам на депозит. Кто кому и что должен в данной ситуации?

Бездействие службы судебных приставов-исполнителей при взыскании в пользу взыскателей-банков, при определенных условиях, приводит к тому, что банк в судебном порядке взыскивает убытки со службы судебных приставов в размере долга должника.

Для удовлетворения такого иска истцу необходимо доказать, что в период ведения исполнительного производства у должника имелись денежные средства и имущество, но несмотря на активную позицию взыскателя, неоднократные жалобы на бездействие – имущество должника исчезает в неизвестном направлении, и взыскатель остается ни с чем[1].

При этом может возникнуть ситуация, что убытки взысканы в размере долга должника, но должник не ликвидирован, и абсолютная возможность взыскания с него долга не утрачена.

Верховный Суд РФ в ППВС РФ № 50 от 17.11.2015[2] в пунктах 83 и 85 разъяснил, что бремя доказывания того, что у должника имеется иное имущество, за счет которого может быть погашен долг лежит на службе судебных приставов. Иными словами, в случае если по вине пристава не осуществлены необходимые исполнительные действия по исполнению исполнительного документа за счет имевшихся у должника денежных средств или другого имущества, оказавшихся впоследствии утраченными, то на истца (в данном случае банка–взыскателя) по иску о возмещении вреда, причиненного незаконным бездействием судебного пристава-исполнителя, не может быть возложена обязанность по доказыванию того обстоятельства, что должник не владеет иным имуществом, на которое можно обратить взыскание. (пункт 85).

При удовлетворении иска к ФССП о взыскании убытков, у последнего возникает право регресса к лицу, причинившему вред – статья 1081 Гражданского Кодекса РФ. В данном случае таким лицом будет судебный пристав-исполнитель, который в нарушение возложенных на него законом обязанностей незаконно бездействовал в результате чего должник лишился всего ликвидного имущество и взыскатель утратил возможность удовлетворить свои требования за счет имущества должника. Аналогичные разъяснения содержатся в пункте 87 ППВС РФ № 50 от 17.11.2015[3].

Однако вышесказанное не учитывает того, что произойдет, если после взыскания убытков с ФССП в размере долга должника и получения денежных средств взыскателем, должник оплачивает свой долг на депозит службы судебных приставов (исполнительное производство так и оставалось на исполнении в службе судебных приставов)?[4].

С одной стороны, решение суда на основании которого ведется исполнительное производство не отменено и имеет законную силу. Аналогично с исполнительным производством и у службы судебных приставов имеется обязанность в течении пяти дней перечислить сумму долга взыскателю (пункт 1 статьи 110 Закона об исполнительном производстве).

Но очевидно, что в такой ситуации взыскатель дважды получит сумму долга от должника – первый раз в виде убытков с ФССП, второй раз в виде долга с должника по судебному акту.

Статьей 1 Гражданского Кодекса РФ установлено, что никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения.

Служба судебных приставов является органом исполнения, а не разрешения споров, и не может своим самостоятельным решением обратить взыскание на денежные средства должника, поступившие на депозит, в свою пользу.

В данном случае, по нашему мнению, службе судебных приставов необходим судебный акт, позволяющий взыскать данные денежные средства должника в свою пользу.

Возникает вопрос какое правовое обоснование иска будет в данном случае для истца-службы судебных приставов.

Полагаем, что в случае, если должник не ликвидирован и с ФССП взысканы убытки в размере долга должника, ФССП необходимо предъявлять требование о регрессе не только с судебного пристава-исполнителя, совершившего незаконное бездействие, но и с должника, который не исполнил обязанность, наложенную судом по погашению своего долга перед взыскателем.

В соответствии со статьей 6 ФКЗ «О Судебной системе РФ»[5] вступившее в законную силу решения суда обязательно для исполнения всеми субъектами права без исключения.

Таким образом, вина должника заключается в том, что он в нарушение установленных законом обязанностей не исполнил решение суда, более того, уклонился от его исполнения путем сокрытия имущества и денежных средств от взыскателя и службы судебных приставов (действовал недобросовестно и нарушил ст. ст. 1,10 ГК РФ).

Если бы должник исполнил решение суда в ходе ведения исполнительного производства, то даже при наличии фактов бездействия службы судебных приставов, было бы невозможно взыскать какие-либо убытки с ФССП России. То есть первопричиной иска о взыскании убытков с ФССП России в пользу взыскателя в размере долга должника является необоснованное неисполнение должником вступившего в законную силу решения суда.

Статьей 1081 ГК РФ установлено, что лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом имеет право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения.

При этом в соответствии с положениями статьи 1080 ГК РФ и должник, и судебный пристав-исполнитель отвечают в порядке регресса перед взыскателем солидарно, т.к. своими совместными действиями и бездействием причинили вред потерпевшему.

Иным решением правового обоснования иска ФССП к должнику может быть аналогия с пунктом 5 статьи 313 ГК РФ, т.к. фактически ФССП  исполнил требования кредитора  и к нему переходят права требования к должнику в порядке суброгации. При суброгации ФССП необходимо обратиться в суд, выдавшим решение суда о взыскании долга должника за правопреемством. После установления правопреемства взыскателем по исполнительному производству будет ФССП, что даст ему полное право перечислить поступившие денежные средства от должника в бюджет Российской Федерации.

Отличием суброгации от регресса здесь будет то, что вместе с правом требования долга в порядке суброгации к ФССП перешли все связанные с основным требованиям права – неустойка, обеспечение и т.п. (ст. ст. 313, 384, 365, 387 ГК РФ). Различным образом будет также определение срока исковой давности для регресса и суброгации, что также следует учитывать при обосновании правовой квалификации иска.

Но главным преимуществом суброгационной модели является тот факт, что не требуется подачи отдельного регрессного иска. Замена взыскателя производится тем же судом, который вынес решение в отношении должника, по результатам рассмотрения заявления о правопреемстве суд выносит определение. Учитывая то, что все обстоятельства установлены вступившим в законную силу решением суда о взыскании убытков и платежным поручением о списании со счета ФССП суммы убытков в пользу взыскателя, вопрос о замене взыскателя судом может быть рассмотрен в одном судебном заседании.

В российском процессуальном праве сформулирована концепция, что правовую квалификацию иска дает суд, и неправильное указание нормы истцом само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований[6].

Банку взыскателю при возникновении описанной ситуации, не следует требовать от службы судебных приставов поступившей суммы долга от должника, т.к.  требования взыскателя удовлетворены в полном объеме за счет службы судебных приставов. Подобные действия будут расцениваться как недобросовестное поведение (ст. ст.1,10 ГК РФ) с последующими рисками дополнительной компенсации потерпевшим убытков, причиненных такими действиями (ст. ст. 15, 1064 ГК РФ).

Выводы: В случае взыскания со службы судебных убытков в размере долга должника, ФССП следует предъявлять иск и к должнику, и к виновному должностному лицу службы судебных приставов о взыскании солидарно суммы, взысканных с ФССП убытков. Взыскателю требовать поступившую сумму долга не следует, т.к. это будет недобросовестным поведением с дальнейшими неблагоприятными финансовыми последствиями для взыскателя.

(с) А.А. Шарон 2021

[1] Примеры дел – Апелляционное определение дело №А33-9806/2018 Новосибирского областного суда; Постановление АС Волго-Вятского округа от  20.04.2017 по делу  № А31-8167/2015

[2] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства»

[3] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.11.2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства»

[4] Такая ситуация возникла на практике в деле №2-2282/2020 Ленинского районного суда г. Ростова на Дону

[5] Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ (ред. от 08.12.2020) «О судебной системе Российской Федерации»

[6] п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений Раздела I части первой ГК РФ»

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Post Navigation