Обзор наиболее важных моментов рекомендаций Верховного Суда РФ по рассмотрению гражданских дел, связанных с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств

Statiy8232Обзор наиболее важных моментов  рекомендаций Верховного Суда РФ по рассмотрению гражданских дел, связанных с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств

22 мая 2013 г вышел в свет обзор Верховного Суда РФ (далее по тексту – ВС РФ), который дает рекомендации нижестоящим судам, как рассматривать спорные вопросы при рассмотрении дел, связанных со взысканием невозвращенных кредитов.

Как говорится в самом документе: «…Целью настоящего обзора является рассмотрение вопросов применения судами законодательства, регулирующего отношения между банками, иными кредитными организациями и физическими лицами, связанные с исполнением кредитных обязательств.

Общее впечатление от обзора – часть положений документа пролоббировано банками и не защищает слабую сторону в кредитном договоре – гражданина, взявшего кредит.

Первая часть обзора касается вопросов подведомственности рассмотрения споров, правил исчисления сроков исковой давности, которые будут интересны в основном специалистам.

Вопросы взыскания банковских комиссий за ведение ссудного счета, других дополнительных платежей.

В пункте 3.3. Верховный Суд РФ разъясняет, что установление различного рода комиссий за услуги, которые не являются финансовыми, являются недействительными.

Так, ВС РФ, указывает, что судам в каждом конкретном деле следует выяснять, являются ли те или иные суммы платой за оказание самостоятельной финансовой услуги, либо они предусмотрены за стандартные действия, без совершения которых банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор.

Для меня, весьма сомнительным, в этом разъяснении показалась формулировка «…либо они предусмотрены за стандартные действия, без совершения которых банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор…» Что это за «стандартные действия»? Это весьма «резиновая» формулировка. Стандартным действием может быть распечатка нескольких экземпляров договоров, но потребитель не должен за них платить отдельно.

 Финансовая услуга это  благо, которое получает заемщик взамен своего встречного предоставления – оплаты этой услуги.

Ведение ссудного счета банком это его публичная обязанность — вести свой бухгалтерский учет и заемщик не получает ничего от того, что банк ведет его ссудный счет.

Таким образом, данное разъяснение, скорей не разъяснение, а усложнение, которое не на руку заемщику и дает возможность банкам «проталкивать» свои навязанные услуги заемщику (например, платное смс-информирование о задолженности по кредиту).

Страхование заемщика может быть только добровольным.

На мой взгляд, заемщикам надо внимательней читать кредитный договор, так как разъяснения, данные ВС РФ практически сводят на нет защиту заемщика на включение в кредитный договор навязанных услуг по страхованию.

В случае, если кредитный договор содержит положение о возможности добровольной страховки, у банка необходимо требовать размер процентной ставки в случае, если заемщик не хочет страховаться. Только после сравнения этих ставок заемщик должен принимать решение как ему выгодней – с добровольной страховкой или нет.

Вот что по данному вопросу написано в обзоре.

Так, судебная коллегия, отменяя решение районного суда в части признания недействительным пункта кредитного договора, в соответствии с которым заѐмщик в течение пяти рабочих дней с момента выдачи кредита обязан заключить и предоставить банку полис и договор страхования жизни и здоровья на весь срок действия договора, исходила из того, что положения действующего законодательства не исключают возможности включения в кредитные договоры условия о страховании заѐмщиком жизни и здоровья.

Как указала судебная инстанция, часть 2 статьи 935 ГК РФ предусматривает, что обязанность страховать свою жизнь или здоровье не может быть возложена на гражданина по закону.

Вместе с тем такая обязанность может возникнуть у гражданина в силу договора. В соответствии со статьѐй 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Согласно статье 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться, помимо указанных в ней способов, и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Приведѐнные правовые нормы свидетельствуют о том, что в кредитных договорах может быть предусмотрена возможность заѐмщика застраховать свою жизнь и здоровье в качестве способа обеспечения исполнения обязательств.

По данному делу суд не установил оснований для признания оспариваемого пункта кредитного договора ущемляющим права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, а потому недействительным.

Несмотря на обеспечение обязательств договором страхования, заѐмщик от оформления кредитного договора и получения кредита не отказался, возражений против предложенных страховой компанией условий не заявил, иных страховых компаний не предложил.

В другом гражданском деле суд, отказывая в удовлетворении требований истца к банку о признании недействительным условия кредитного договора о необходимости страхования жизни и здоровья заемщика, также исходил из доказанности добровольного выбора заѐмщиком-гражданином условия обеспечения исполнения кредитного обязательства.

Судом по делу установлено, что при выдаче потребительского кредита гражданам банк применял разработанные им правила выдачи кредитов физическим лицам, согласно которым страхование жизни и здоровья заѐмщика относится к мерам по снижению риска невозврата кредита.

Данными правилами предусмотрено, что кредит может быть выдан заѐмщику и в отсутствие договора страхования, но в этом случае по кредиту устанавливается более высокая процентная ставка.

Давая оценку представленным банком доказательствам, суд установил, что разница между двумя данными ставками не является дискриминационной.

Суд также обратил внимание на то, что разница между процентными ставками при кредитовании со страхованием и без страхования являлась разумной.

Согласно заявке на выдачу кредита, подписанной заѐмщиком, он выбрал вариант кредитования, предусматривающий в качестве одного из обязательных условий страхование жизни и здоровья, с более низкой процентной ставкой

В каких случаях, обязанность заѐмщика застраховать свою жизнь и здоровье может быть признана судом недействительной?

Пример: решением суда исковые требования заѐмщика к банку о признании недействительным условия кредитного договора, которое обусловливало получение заѐмщиком кредита необходимостью обязательного приобретения другой услуги – страхования жизни и здоровья заѐмщика, были удовлетворены.

Своѐ решение суд мотивировал тем, что, поскольку кредитные договоры заключаются гражданами с банками в потребительских целях, данные правоотношения между ними именуются потребительскими и регулируются Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей», пункт 2 статьи 16, которого запрещает обусловливать предоставление одних услуг обязательным предоставлением других услуг.

Данный запрет призван ограничить свободу договора в пользу экономически слабой стороны – гражданина – и направлен на реализацию принципа равенства сторон.

При этом указанный запрет является императивным, поскольку не сопровождается оговоркой «если иное не предусмотрено договором».

Следовательно, его нарушение в виде обязательности заключения договора страхования, которым банк обусловил выдачу кредита, влечѐт за собой ничтожность данной части договора (статья 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», статья 168 ГК РФ).

Кроме того, в силу прямого указания пункта 2 статьи 935 ГК РФ личное страхование жизни или здоровья является добровольным и не может никем быть возложено на гражданина в качестве обязательства, обусловливающего предоставление ему другой самостоятельной услуги.

При разрешении данного спора суд установил, что у заѐмщика не было возможности заключить кредитный договор без данного условия, так как доказательством того, что предоставление банком услуги по ипотечному кредитованию обусловлено предоставлением другой услуги (страхование жизни и здоровья), являются положения пунктов кредитного договора, в соответствии с которыми при неисполнении или ненадлежащем исполнении заѐмщиком обязательств относительно заключения договора личного страхования кредитор вправе потребовать полного досрочного исполнения обязательства.

В рассматриваемом случае включение банком в кредитный договор обязанности заѐмщика застраховать свою жизнь и здоровье фактически является условием получения кредита, без исполнения которого заѐмщик не приобретѐт право на получение необходимых ему денежных средств.

Такие действия являются злоупотреблением свободой договора в форме навязывания контрагенту несправедливых условий договора (по материалам судебной.

Другой пример.  Требование банка о страховании заѐмщика в конкретной названной банком страховой компании и навязывание условий страхования при заключении кредитного договора не основано на законе.

Решением районного суда требования заѐмщика о признании недействительным условия кредитного договора о страховании заѐмщика в определѐнной страховой компании удовлетворены.

Суд пришѐл к выводу, что, устанавливая в договоре в качестве страховщика единственное юридическое лицо (указание конкретной страховой компании), ответчик обязывает заѐмщика застраховаться только в этой страховой компании, нарушая тем самым право физического лица –потребителя на предусмотренную статьѐй 421 ГК РФ свободу как в выборе стороны в договоре, так и в заключении самого договора.

Указанное решение оставлено без изменения судом кассационной инстанции.

Условия кредитного договора, содержащие основания его досрочного расторжения, не предусмотренные законом, недействительны (условие об изменении места жительства, места работы и.т.д.)

Пример: заѐмщик обратился в суд с исковым заявлением о признании недействительными условий кредитного договора, согласно которым кредитор вправе в одностороннем порядке потребовать от заѐмщика досрочного возврата суммы кредита, уплаты причитающихся процентов и комиссии в случае, если заѐмщик намерен изменить или уже изменил место жительства либо прекратил трудовые отношения со своим работодателем и не имеет другого постоянного источника дохода; независимо от причины ухудшилось техническое состояние закладываемого автомобиля, повлѐкшее уменьшение его залоговой стоимости на 40% и более; заѐмщик заявил о расторжении договора банковского вклада до востребования, заключѐнного с кредитором; заѐмщик в течение 10 календарных дней не представил по требованию кредитора справку о доходах за испрашиваемый период.

Между тем к основаниям, влекущим возникновение права кредитора требовать досрочного исполнения обязательств заѐмщиком, ГК РФ относит, в частности, нарушение заѐмщиком срока, установленного для возврата очередной части кредита (пункт 2 статьи 811 Кодекса), невыполнение предусмотренной договором обязанности по обеспечению возврата кредита, утрата (или ухудшение условий) обеспечения обязательства, за которые кредитор не отвечает (статья 813 Кодекса), нарушение заѐмщиком обязанности по обеспечению возможности осуществления кредитором контроля за целевым использованием суммы кредита, а также невыполнение условия о целевом использовании кредита (пункты 1 и 2 статьи 814 Кодекса).

Если заключѐнный с заѐмщиком (физическим лицом), который является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, кредитный договор является типовым, условия которого определены банком в стандартных формах, и заѐмщик лишѐн возможности повлиять на его содержание, то включение в такой договор оснований, не предусмотренных нормами ГК РФ, влекущих возникновение права кредитора требовать досрочного исполнения обязательств заѐмщиком, нарушает права потребителя.

 

Смерть поручителя не относится к тем обстоятельствам, с которыми закон связывает возможность прекращения поручительства.

Внимательно читайте договор поручительства. В случае, если вы согласились отвечать за неисполнение обязательства наследниками, то будете отвечать по долгам умершего заемщика в пределах стоимости наследственного имущества.

Это следует из разъяснений, которые даны в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» в третьем разделе «Ответственность наследников по долгам наследодателя» (в том числе пункты 5, 49, 59 – 62).

Поручитель наследодателя становится поручителем наследника лишь в случае, если поручителем было дано согласие отвечать за неисполнение обязательств наследниками.

При этом исходя из пункта 1 статьи 367 и пункта 1 статьи 416 ГК РФ поручительство прекращается в той части, в которой прекращается обеспеченное им обязательство, и поручитель несѐт ответственность по долгам наследодателя перед кредитором в пределах стоимости наследственного имущества.

Наследники поручителя отвечают в пределах стоимости наследственного имущества по тем обязательствам поручителя, которые имелись на время открытия наследства.

Так, суд указал следующее, производство по делу в случае смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, подлежит прекращению лишь в том случае, если спорное правоотношение не допускает правопреемство (статья 220 ГПК РФ).

Между тем в случае смерти поручителя спорное правоотношение правопреемство допускает.

Согласно статьям 361 и 363 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательств полностью или в части.

При неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.

Основания прекращения поручительства установлены статьѐй 367 ГК РФ. Из содержания данной нормы следует, что смерть поручителя не относится к тем обстоятельствам, с которыми положения данной статьи связывают возможность прекращения поручительства.

В силу статьи 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причинѐнного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается указанным Кодексом или другими законами.

При этом в соответствии со статьѐй 1175 ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (статья 323).

Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Кредиторы наследодателя вправе предъявить свои требования к принявшим наследство наследникам в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований.

До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к исполнителю завещания или к наследственному имуществу.

Таким образом, в случае смерти поручителя его наследники при условии принятия ими наследства солидарно отвечают перед кредитором другого лица за исполнение последним его обязательств полностью или в части, но каждый из таких наследников отвечает в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Применение судом статьи 333 ГК РФ по делам, возникающим из кредитных правоотношений, возможно в исключительных случаях и по заявлению ответчика с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

На мой взгляд, достаточно жесткие рекомендации даны судам при решении вопросов, связанных со снижением неустойки. Неустойка не может быть снижена ставки рефинансирования Центрального банка. Кроме того, неустойка может быть снижена и в случае, если банком не предпринимались своевременные меры ко взысканию задолженности по кредитам.

Размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

При оценке таких последствий судом могут приниматься во внимание в том числе обстоятельства, не имеющие прямого отношения к последствиям нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг; сумма договора и тому подобное);

Суды принимают во внимание конкретные обстоятельства дела, учитывая в том числе:

соотношение сумм неустойки и основного долга;

длительность неисполнения обязательства;

соотношение процентной ставки с размерами ставки рефинансирования;

недобросовестность действий кредитора по принятию мер по взысканию задолженности;

имущественное положение должника.

При оценке степени соразмерности неустойки последствиям нарушения кредитного обязательства суды исходят из того, что ставка рефинансирования, являясь единой учѐтной ставкой Центрального банка Российской Федерации, по существу, представляет собой наименьший размер имущественной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства.

В связи с этим уменьшение неустойки ниже ставки рефинансирования по общему правилу не может являться явно несоразмерным последствиям просрочки уплаты денежных средств.

Суд вправе по заявлению ответчика уменьшить размер подлежащей взысканию с заѐмщика в пользу банка неустойки в случае непринятия банком своевременных мер по взысканию кредитной задолженности.

В частности, при рассмотрении дела по иску банка к заѐмщику и поручителям о взыскании задолженности по кредитному договору суд пришѐл к выводу, что банк не принял разумных мер к уменьшению убытков, причинѐнных ненадлежащим исполнением обязательств должником, а также своими неосторожными действиями способствовал увеличению размера задолженности, поскольку по предоставленному в сентябре 2007 года кредиту уже в октябре 2007 года имела место просрочка платежей, в марте 2008 года банк направил уведомление заѐмщику о необходимости погашения задолженности, однако до августа 2010 года никаких мер по принудительному взысканию долга в судебном порядке не принимал.

В связи с бездействием истца в соответствии со статьями 333 и 404 ГК РФ по заявлению ответчика суд уменьшил размер неустойки.

Вместе с тем в судебной практике также имели место случаи необоснованного применения статьи 333 ГК РФ к исчислению процентов за пользование кредитом.

Так, судебная коллегия областного суда изменила решение суда в части снижения размера подлежащих взысканию процентов за пользование кредитом в связи с их несоразмерностью последствиям нарушения обязательства, указав на неправильное применение судом норм материального права, так как суд первой инстанции не учѐл, что статья 333 ГК РФ не подлежит применению к правоотношениям сторон по начислению процентов за пользование кредитом.

С учѐтом того, что основанием возникновения обязанности по уплате процентов за пользование кредитом являются согласованные сторонами в договоре условия предоставления кредита, проценты за пользование кредитом не могут рассматриваться в качестве меры ответственности за нарушение обязательства.

Проценты, уплачиваемые заѐмщиком на сумму кредита в размере и в порядке, определѐнных договором, являются платой за пользование денежными средствами и подлежат уплате должником по правилам об основном денежном долге.

Поскольку нормы статьи 333 ГК РФ не подлежат применению к правоотношениям сторон по начислению процентов за пользование кредитом, правовые основания для снижения размера просроченных процентов у суда первой инстанции отсутствовали.

© А.А. Шарон, 2013 г

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.